Форум о мире Сумеречной саги

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум о мире Сумеречной саги » Элис/Джаспер » Жизнь до Калленов - Элис Мери Брендон (Элис Каллен)


Жизнь до Калленов - Элис Мери Брендон (Элис Каллен)

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Название: Жизнь до Калленов.
Автор: Элис Каллен
Рейтинг: PG-15
Персонаж/Паринг: Элис Каллен и второстепенные персонажи.
Жанр: драма.
Статус: в процессе
Краткое содержание: Каждый из нас знает Элис Каллен, но мало кто знает о девушке Элис Мери Брендон.
Предупреждение: присутствуют грубые выражения, насилие
От автора: Герои принадлежат Стефани Майер, моя лишь фантазия.
Посвящаю этот фик замечательному человечку: [_Broken_]

Разерешение: ЕСТЬ

Фик на самой деле СУПЕР! я почитала мне очень понравилось - вот решила выложить здесь, разрешение мне дали

0

2

Пролог. Рождение.

1901 год Билокси, штат Миссисипи. Больница Св. Анны.
Палата номер 23. Бегающие врачи в белых халатах и женщина, которая с пронзительными воплями пытается произвести на свет маленького ребёнка.
***
Только ближе к сумеркам, молодая мама… смогла разродиться. Роды были безумно сложными, но младенца успели спасти.
- У вас – девочка, - уставшим голосом сообщил врач.
- Да. Хорошо. Спасибо.
- Как назовёте?
- Называйте, как хотите. Мне всё равно…
- Хорошо. Так и запишем. Элис Мари Брендон.

0

3

1 Глава. Малышка дома.

Молодая женщина шла с маленьким свёртком на руках. На её бледном лице не было ни эмоций радости, ни печали. За ней ковылял с более хмурым лицом мужчина лет 40.
Дойдя до дома и закрыв дверь на щеколду, новоиспечённая мама брезгливо отдала мужу дитя.
- Майкл, возьми ребёнка. Мне нужно отдохнуть.
- Я не хочу сидеть с этим орущим кульком.
- Раньше надо было думать. Раньше.
Нехотя и с неприязнью, отец взял свёрток. Его руки тряслись от волнения и былого запоя. Папаша оклемался всего лишь 2 дня назад.
***
Брендон – бедная семья, живущая в еле дышащем квартале почти у самой окраины. Здесь все дома были настолько ветхими, что казалось, будто им около ста лет…не меньше.
Хозяин лачуги Майкл Брендон и его жена Мария Хьюстон-Брендон переехали сюда недавно. Около полугода назад. Мария жила с родителями и была совсем юной, когда была околдована чарами сорокалетнего мужчины. Мать и отец долго пытались оберегать девочку от этого проходимца. Но как только выяснилось, что девушка забеременела и ждёт младенца, родители выгнали её на улицы как осквернительницу их древнего рода. Марии ничего не осталось, как выйти замуж… Когда она узнала Майкл во всей красе… было уже слишком поздно. Мужчина любил выпивать и не раз замахивался на жену с пощечиной. Майкл лишился родителей, когда ему исполнилось 15 лет. С этих пор он выживал, как мог. Грабил, пил…побирался, снова пил. Пытался работать, но каждый раз его выгоняли за пьянство и дебош. На Марию он запал лишь из-за денег и имени, которые были у её родителей. Когда девушку выгнали, она стала ему неинтересна. Однако, бросить юную красавицу в положении так и не смог.
Лачуга на Мейджик стрит ему перешла от бабушки, которая оставила завещание, прожив 90 лет. Вот сюда и переехала молодая семья.
Девушка не хотела рожать и даже пыталась избавиться от ребёнка. Однако врачи успели спасти и мать и дитя….
***
- Ну, и чего она орёт уже часа 2?!
- Хочет есть, я полагаю.
Девушка сидела с каменным лицом и безразличным видом.
- Так покорми! И она заткнётся наконец!
Муж был в не себя от ярости.
- Я не хочу портить своё тело. И вообще, не подноси её ко мне так близко. От неё ужасно пахнет.
- Она вся в дерьме. Может сменишь ей тряпки?
- Ни за что. Пачкать руки я не собираюсь.
- Ах, ты дрянь!
Мужчина с размаху влепил пощёчину. Женщина вскрикнула и зарыдала…
- Если ещё и ты будешь ныть, то я сойду с ума!
Стук в дверь. Молодая пара переглянулась.
- Иди открой. И смотри, не пускай слёзы.
Девушка, не спеша, подошла к двери и приоткрыла её. За порогом стояла пожилая женщина. Старушка улыбнулась и заговорила.
- Вам случайно не нужна няня для ребёнка?
Тембр голоса оказался успокаивающим и приятным.
- У нас нет денег, чтобы платить вам.
- У меня не осталось никого из родных. Я бы с удовольствием поухаживала за малышкой. Живу рядом.
- А, да.. вы же наша соседка. Хорошо. Мы согласны.
***
Старушка развернула кулёк, из которого раздавались всхлипывания. Бережно сменив пелёнки и накормив молочком из бутылочки, она начала напевать песенки… Кареглазая кроха сразу же уснула.
«Какая красивая девочка. Только вот несчастливая. Родители достались малышке непутёвые. Ладно, сколько смогу… помогу»
Думала Джулия Грин, которой было давно за 70…

***
Вот так и началась трудная жизнь Элис Мари Брендон…
Продолжение следует…

0

4

2 Глава – первые шаги и первое слово.

Малышка Элис росла не по дням, а по часам. С каждым месяцем кроха становилась всё интереснее и краше. Её коротко стриженые волосы постоянно торчали в разные стороны. За это соседи прозвали девочку воробушком. Джулия Грин, которая занималась ребёнком с утра и до поздней ночи, с удовольствием отвечала прохожим, что это чудо - её родная внучка. Майкл, отец малышки, стал меньше пить и даже пытался заниматься крошкой Элис. Ради неё и для неё начал жить…
Только мать совсем не обращала внимания на своё сокровище… Она брезговала подходить к девочке. А когда малышка сделала первые шаги к ней на встречу, Мария отвернулась и сделала вид, что не заметила этого. Джулия Грин лишь поражалась такой холодности и безразличию.
***
1902 год. День Рождения Элис Мари Брендон.

Красивое платьице и забавный бантик на макушке. Что ещё нужно для маленькой принцессы? Принцессы, которой исполнился ровно год… со дня рождения.
Джулия Грин испекла пирог и оладья. Майкл в честь праздника купил бутылку хорошего вина. Соседи тоже проявили немалый интерес к торжеству. Каждый пытался помочь семье Брендон, как мог.
Кто-то украшал дом, кто-то накрывал на стол, ну, а кто-то просто забавлял малышку, которая так мило улыбалась и кружилась вокруг своей оси.

***
- Мария, ты выйдешь к гостям? У нашей дочери праздник.
- Я знаю. И что с того?
- Ты плохая мать…
- Ты плохой отец. Давно ли ты бросил пить?
- Я устроился на работу. Пытаюсь заработать хотя бы гроши, чтобы прокормить вас.
- Мило, но это тебя не красит. Если бы не Джулия, твоя дочь давно бы валялась на городском кладбище.
- Да, как ты смеешь, дрянь!!? Ты же вообще не подходишь к Элис, со дня как мы принесли её из больницы.
- Не вижу смысла… Я ненавижу детей. Ведь это из-за неё я сейчас в этой лачуге с пьяницей-мужем. Это из-за неё я недоедаю и недосыпаю. Это из-за неё я лишилась имения, наследства и громкого имени.
Удар по лицу. Брызги слёз… и всё по кругу…
***
Все соседи встали кругом и наблюдали, как годовалая малышка пританцовывает у стола с тортом. Она двигалась под музыку, которую издавала старая шарманка. Милое симпатичное личико, тоненькие бровки, густые реснички и улыбка до ушей. В этом была вся Элис Мари Берндон.
Соседи, прохожие, знакомые, да все в округе удивлялись и поражались, как же можно не любить это ангельское создание.
- Элис, пора задувать свечи, - мягко сказала Джулия Грин, взяв крошку на руки.
Кареглазый воробушек надувал щёчки, пыхтел, но задуть свечку так и не смог. Это картина безумно умиляла и вызывала смех у окружающих. Казалось, что идиллия этого дня уже не будет нарушена ничем и никем… однако, это было ошибочно.
Из дома серой и незаметной тенью вышла хозяйка дома, а именно Мария Хьюстон-Брендон. На её мраморном лице не было ни одной эмоции, впрочем, как и всегда. Грациозная походка выдавала её высокое происхождение.
- Добрый вечер. Я рада видеть в своём доме всех присутствующих. Право не стоило столько хлопот. Однако, спасибо…
Договорить молодая хозяйка так и не сумела. Крошка Элис буквально вырвалась из цепких рук Джулии и подбежала к матери.
Девочка долго шевелила губами… а потом на одном дыхании выпалила слово «мама». Малышка протянула ручки…
Всё застыло. Даже ветер остановил свои потоки холодного воздуха. Птицы перестали петь, неслышно стало и шёпота соседей.
- Ма…ма.. мама, - вновь и вновь повторяла Элис, чуть топая ножками от желания быть взятой на руки.
… Но юная мать, лишь брезгливо сморщила нос и отвернулась с таким отвращением, будто перед ней стояла не собственная годовалая дочь, а урод-мутант из далёкой галактики…
Все прибывали в огромном шоке…
- Пойдём, Элис… пора кушать торт, - со слезами на глазах прошептала старушка. – Бедное…бедное дитя.
Гости стали расходиться, понимая, что праздник напрочь испорчен.
А никудышная мать побежала в дом, скрывая свой стыд…
***
- Ты за это ответишь!!
- Я ничего такого не сделала…
- Вот именно, что НЕ сделала! Как ты можешь, быть такой бессердечной стервой?
- Я не люблю её. Вот и всё…
- А кого ты любишь? Себя? Что подумают о нас соседи?
- Ничего… У каждого свои проблемы.
- Ах, свои…Ну, вот и отлично. Завтра начнёшь работать.
- Работать? Я не умею…
- По ходу пьесы научишься…
-Что ты предлагаешь?
- Панель.
***
Джулия вытирала слёзы малышке Элис. Успокоить кроху оказалось сложнее, чем обычно. У ребёнка случилась самая настоящая истерика. Как у взрослого и сознательного человека. Иногда Грин замечала, что малышка умна не по годам. Старушка понимала, что девочке не хватает заботы и любви матери. К сожалению, повлиять на Марию ей так и не удалось.
«Что же с тобой будет, когда меня не станет? Господи, дай мне сил…»
***

Через 2 года Джулии Грин не стало… Умерла во сне от сердечного приступа.

Продолжение следует…

0

5

Глава 3 – Чужая… и необычная.

После смерти Джулии Грин жизнь кареглазой малышки Элис стала ещё невыносимее. Мария совсем не хотела заниматься дочерью, даже забывала кормить кроху, а Майкл просто не мог уделять ей должного внимания. Мужчина пытался зарабатывать деньги, вкалывая допоздна на 3-х работах. Приходил он очень поздно. Сильно уставал. И времени на своё маленькое сокровище почти не оставалось. Однако, каждый раз перед сном, крошка Элис слышала хрипловатую, но такую полюбившуюся ей с детства, колыбельную песенку, которую напевал отец, когда Джулии не стало. Майкл уже и не представлял свою жизнь без воробышка.

***
В один из дождливых вечеров Элис забежала с воплями в комнату матери и отца. Мария сидела на трухлявой от времени кровати под освещение свечей и штопала своё старое платье. Крики дочери напугали её, женщина вздрогнула и выронила иголку. Больно уколовшись, бывшая аристократка с раздражением взглянула на кроху.
- Что ты орёшь? Видишь, что ты натворила, маленькая засранка!?
- Мамочка, на улице гроза… а папочки всё нет, – слёзки брызнули из глаз малютки. – Мне страшно…
- Не разводи сопли. Твой папаша вернётся, как только освободится.
- Мамочка, что-то случилось… я чувствую.
- Не каркай, дурочка. Иди спать, – женщина начала злиться ещё больше.
- Но мама…
- Пошла вон, я сказала!! – Мария перешла на крик.
Элис выбежала из комнаты, боясь, что мать снова её ударит… как в прошлый раз.

***

…За два дня до этого…

Мария читала книжку, сидя на лавочке перед домом. Погода была солнечной и тёплой. Лёгкий ветерок раздувал её шикарные кудри. Женщина наслаждалась покоем и тишиной.
Майкл ушёл на работу рано утром. Молодая хозяйка успела за несколько часов управиться со всеми домашними делами. А это могло означать лишь одно – заслуженный отдых.
Книги о любви занимали всё свободное время бывшей аристократки. Иногда, она закрывала глаза, читая очередной роман, и представляла себя на роскошных балах с прекрасными и благовоспитанными кавалерами, которые неустанно говорили о её красоте и совершенстве. Мечты…мечты…
- Мамочка…мамочка… - звонкий голосок Элис вывел женщину из великолепного мира грёз.
- Что тебе нужно? – строго и холодно.
- Мама, я принесла тебе шляпку
- Что? – женщина слегка опешила.
- Надень шляпку, солнышко напечёт, и у мамочки будет температурка.
- Что ты мелешь? Что за бред?
- Я это видела. Правда.
- Ты не могла этого предвидеть. Не говори чепухи и ступай в дом.
Мария была в не себя от злости. Как это маленькое отродье могло помешать её мечтам из-за глупых галлюцинаций. Женщина даже не подумала сдвинуться с места, также как и надеть шляпу с большими полями…
…Вечером у Марии начался жар. Тело горело как в огне ада. Слабость одолевала с увеличивающейся силой. Женщина была напугана…
- Элис, подойди сюда! Немедленно! – чуть с придыханием позвала дочку молодая мать.
- Да, мамочка…
Раздался звонкий удар пощёчины… Малышка взвизгнула.
- За что, мамочка? – слёзы ручьём покатились из глаз крохи.
- Зато что ты такая дрянь!!!

***
Дождь продолжал барабанить по окнам старого дома, выводя свою замысловатую и пугающую мелодию. Молнии вспыхивали ярче и ярче, словно пытаясь испепелить всё в округе своим светом. Ну, а гром, казалось, даже сотрясал стены ветхой лачуги, чтобы навсегда поравнять её с землёй.
И только Элис сидела тихо в своей тёмной комнатке на корточках. Озноб от холода и волнение за отца не покидали малютку ни на минуту. Ей было страшно, как никогда. Девочку мучили непонятные цветные картинки-видения, которые сменялись друг за другом перед глазами. Кроха не знала, откуда они берутся. И что могут означать.
Однако Элис усвоила только одно: они правдивы, но запретны. Каждый раз, пытаясь донести до матери что-то важное, воробышек получал лишь по загривке.
… В этот вечер девочка увидела смерть отца… Кричать кроха боялась. Она знала, что разгневает Марию. Немая истерика завладела малышкой Элис…

***
Наутро сообщили трагическую новость. Майкл погиб во время грозы от удара молнии. Спасти его не удалось. Горе…
Все соседи собрались вокруг маленькой лачужки, чтобы пособолезновать молодой вдове.
Чёрный наряд сделал из Марии каменную статуэтку. Бледное лицо, сомкнутые губы и мокрые глаза не могла скрыть даже вуаль. Женщину всё ещё трясло… Первый шок прошёл. Однако обречённость от утраты мужа становилась теперь лишь сильнее.
Соседи обещали помочь с похоронами. Но это утешало мало…
Элис молчала и только качалась из стороны в сторону. Люди пытались говорить с ней, утешать. Но малышка находилась словно в трансе.
Девочка была одета в чёрное платье, а на голове была повязана чёрная как смоль лента. Чёрные башмачки обрамляли маленькие ножки.
… Слёзы… слёзы по нежным щёчкам…

***
- Мамочка, спой мне песенку.
- Убирайся, - пьяный и прокуренный от сигар голос.
- Мне страшно…
- Я сказала – убирайся!!!
- Я не смогу уснуть…
- Тогда тебе будет всё равно, где не спать.
Мария, пошатываясь и надвигаясь на малышку, дошла, опираясь на стены, до входной двери и отворила засов.
- Вон из дома.
- Мамочка…
Взмах руки. Девочка сжалась и закрылась от удара.
Малышка испуганно выскочила в холодный, тёмный и безлюдный двор…

***
Мария с этих пор не расставалась с бутылкой, обжигающей горло жидкости и пачкой вонючих папирос…

Продолжение следует…

0

6

Глава 4 – Неприкаянная. Поворот Судьбы.

Майкла не стало…Человека безумно близкого и родного. И вот, жизнь малютки Элис превратилась в один большой чёрный бесконечный день. Она мало спала и почти ничего не ела. Дома ночевала редко. Тайно. Пока её пьяная от горя мать спала или сидела в своей комнате, которая стала после смерти мужа настоящей тюрьмой, и тихо спивалась. Основное время теперь Элис проводила на пустынном дворе, как сторожевая собачонка. Соседи, которые жалели маленькое и никому ненужное создание, часто брали девочку к себе. Они старались откармливать дитя и отогревать после дождливых и холодных, как и сама осень, ночей, проведённых крохой на улице.
Время шло. Элис вообще перестала появляться дома. Мария почти никуда не выходила. Жила своим убогим мирком. Про дочь она так ни раз и не вспомнила. Где она и что с ней… эти вопросы видимо совсем не волновали никудышную мать….

***
Зима. 1908 год.

Соседка Анжела Трувор и её муж Билл взяли воробышка к себе на зимовье. Билли чувствовал вину перед семьёй Брендон. Ведь именно он должен был заступать в ту злосчастную смену, когда погиб Майкл. А мужчина попросил друга о замене на работе из-за плохо самочувствия. И кто же знал, что именно в эту ночь начнётся гроза, которая навсегда унесёт жизнь Майкла Брендона в небытие.
Семья Трувор была более достаточной из всех в этом поселении. Их дом был построен из дорогих материалов. А внутренний интерьер вызывал даже зависть у некоторых соседей. Всё было обставлено со вкусом. Казалось, что здесь живут не простые рабочие люди, а какие-нибудь аристократы из высшего общества. Уют царил в каждом уголке этого дома.
У этой семьи было 3-е сыновей. Мальчики были хорошо воспитаны. Все они уже учились в городской школе недалеко от поселения. Малышку Элис они любили и часто играли с ней. Однако когда девочка стала жить у них, начались конфликты. Уличное «воспитание» всё же отрицательно сказалось на крохе. Она стала более задиристой и агрессивной. Людей редко подпускала к себе. Окружающие только тяжело вздыхали…
- Элис, ты не должна драться с Бенджамином, он совсем не враг тебе.
- Он отобрал у меня кусок хлеба.
- Ты просто взяла слишком большой ломоть. Ты не съешь.
- Съем! Я уже большая!
- Никто и не спорит, что ты взрослая. Только вести себя надо соответствующе.
- Вы такие же… как и моя мать! – озлобленно и со слезами…
Глубокий вздох… И больше нечего сказать.

***

Весна. 1908 год.

С первым появлением тепла, Элис Мари Брендон сбежала из дома Труворов.
Девочка предпочла жить сама по себе. Ей надоели наставления, уговоры, жалобы, причитания и наказания. Малышка подросла. И ей хотелось свободы, которой её якобы лишали. Увы, жить на улице не так-то просто… Нужно было находить пропитание и ночлег. Каждый день. Каждую ночь. Дикость Элис стала отпугивать желающих, которые готовы были помочь девочке. Теперь, она осталась совсем одна. Судьба находилась в маленьких ручках 6-летней крохи.

Однако, Бог был милостив… Ровно через месяц к лачужке подъехала машина. Открылась дверь. Вышла дама «голубых» кровей. Это было заметно по одеянию, выражению лица, походке и аромату дорогих духов. Женщине, которая вышла из машины было на вид лет 50. Она подошла и громко постучала в дверь дома.
От зорких глаз Элис эта картина не укрылась. Она на всех порах побежала к своей лачуге. Девочка ждала эту встречу… Видения не могли её обмануть. Грядут большие перемены.

***
Хриплый голос. Изумление в глазах.
- Маман… Маман, что вы здесь делаете, чёрт побери!?
- Грубо. Очень грубо, Мария. Так нельзя разговаривать с матерью. Что за выражения? Что за вид? Во что ты превратилась? – ровный и спокойный тон настоящей аристократки.
- Жизнь собачья. Тебе не понять.
- Ты сама виновата в этом. Кстати…соболезную. Я слышала, что твой плебей погиб.
- Майкл…умер. Печальная история…
Слёзы по щекам женщины, которая еле держалась на ногах от спиртного.
- Боже, Мария, избавь меня от этого. Истерия тебе не к лицу.
- А на мне давно нет лица, маман. Зачем ты явилась?
- Я приехала за внучкой. Девочка выросла и её пора обучать манерам и искусствам.
- За Элис? Прошло столько лет… Поздно же ты хватилась.
- От чего же? Где она?
- Не знаю. Я её давно не видела.
- Господь накажет тебе, Мария.
- Да, пошли вы к чёрту! Ненавижу вас!
Мария хлопнула дверью перед матерью. Крик вырвался из души… никудышной дочери. Всё застыло.

***
Элис, запыхавшись, добежала до лачуги, когда машина с великолепной дамой готова была уже тронуться с места. Девочка замахала ручками.
Женщина приоткрыла окно автомобиля и подозвала кроху к себе. Элис осторожно подошла и спросила:
- Здравствуйте, вы моя бабушка?
- Ты Элис Мари Брендон?
- Да. Это я. Вы приехали за мной?
- Верно. Садись.
Дама приоткрыла дверь.
- Я должна попрощаться с матерью.
Женщина пожала плечами.
- Хорошо. Только недолго.

***
Элис зашла в комнату матери. Мария курила… и никого и ничего не замечала. Малышка кашлянула, пытаясь обратить на себя внимание. Глаза матери и дочери встретились. У обоих на щеках были слёзы.
- Уезжаешь?
- Да. Приехала бабушка.
- Знаю. Пора прощаться.
- Я не буду скучать по тебе.
- Вот и хорошо. Надеюсь, что тебе повезёт больше в этой жизни, Элис.
- Обязательно… мамочка.
Мария подошла к своему воробышку.
- Удачи, дочка.
- Я больше никогда тебя не увижу.
Малышка Элис всхлипнула и крепко обняла мать за талию. Мария ответила тем же.
… Они простояли, прощаясь, минуты 3…
… А потом Элис Мари Брендон навсегда покинула свой дом и свою никудышную мать….

***
Летом 1908 года Марии не стало. Она отравилась большим количеством снотворного. Врачи не смогли её спасти…

Продолжение следует…

0

7

Глава 5 – Новый мир. Старые манеры.

Осень 1910 года.

Вот уже второй год как Элис Мари Брендон жила в шикарном и богатом особняке, который располагался на берегу лазурного моря, и во дворе которого находился великолепный огромный сад с цветущими и благоухающими цветами, высокими и разнообразными деревьями. Девочка часто гуляла здесь, находя близость и родство в воссоединении с природой.
Элис была одета в дорогие одежды из натуральных тканей. Её длинные волосы теперь были всегда уложены в замысловатые аристократические причёски. Гребни с камнями и золотые заколки украшали локоны.
… Вот только манеры и неукратимо-заводной характер оставались прежними. Девочка не хотела меняться. И за это её наказывали…

***
1908 год.

Автомобиль остановился возле дворца. Женщина голубых кровей открыла дверь и выпустила внучку в новый мир.. мир, где ей предстояло жить.
Девочка выскочила из машины, огляделась вокруг и замерла в сковавшем тело изумлении. Она не могла поверить в происходящее. Столько роскоши и красоты вокруг она ещё никогда не видела. Ей, казалось, что это сон. Изумительный сон.
Женщина подошла к своей внучке и положила руки ей на плечи, сказав только одно:
- Ты должна помнить о том, что ты непростая девочка, Элис. Ты – аристократка. И должна вести себя теперь как подобает светской девушке. За непослушание – наказание.
- Хорошо. Я привыкла.

***
1909 год.

- Почему ты снова не выучила задание?
- Не хочу это учить! Мне это не пригодится. Я всё равно стану другой…
- Откуда ты можешь это знать, глупая девчонка? И что значит другой? Кто заморочил тебе голову ерундой! Отвечай. Мать или пьяный мерзавец отец?
- Мой отец – не мерзавец! Вы не имеете права так говорить!
- Ещё как имею, дитя. Твоя мать пострадала только из-за него.
- Моя мать виновата во всём сама. Отец здесь не при чём.
- Глупая девчонка! Перестань огрызаться как волк. Я твоя родная бабушка. Я взрослая и знаю лучше, что к чему.
- Зато вы не видите будущего. А я вижу! У меня будет другая семья.
- Вздор! Даже не смей этого больше произносить! Это всё выдумки твоего больного воображения. У тебя только одна семья.
- Но ведь это правда …
Удар по губам. Всхлип.
- Я сказала - НЕТ.

***
1910 год. Весна. Школа св. Иосифа.
Элис сидит за партой учебного класса. Сидит одна. Никто из ребят к ней не подходит. Все боятся маленькую атаманку-аристократку. Скукота. Малышка мечтает…
«Ну, ничего… сегодня особенный для меня день. Сегодня я, наконец, обрету хорошего друга. А эти ребята – пустышки, с ними дружба всё равно не сложится. Так и зачем они мне тогда? Верно?»

Минут 10 позднее.
- Это наша новый ученик – Джексон Стоун. Прошу любить и жаловать. Джексон, садись с Элис Мари Брендон.
- Хорошо.

Парень уверенно проходит вглубь класса и присаживается за парту к очень красивой юной леди. Он очарован. Глаза блестят. Нежная улыбка на губах. Увы…
- Джексон, мы будем только друзьями… Хорошими друзьями.
Парень смотрит на неё, недоумевая. И молчит.
- Ты не бойся, позднее я тебе всё расскажу, - юная леди подмигивает и задорно смеётся.

- Элис Мари Брендон, перестань смеяться, иначе…- учитель зол.
- Я лучше пойду сразу домой, вы меня всё равно выгоните сегодня из класса.
- Да, как ты…
Элис быстро хватает сумку и, выбегая из класса, кричит на прощанье:
- Джексон, приходи ко мне в гости. Друг. Теперь ты мой друг.

***
- Тебя ждёт наказание. Розги.
- Я привыкла.

Конец первой части.

0

8

Вторая часть.

Глава 6 - Хороший друг.

12 апреля 1912 год.

Ровно два года прошло с тех самых пор, как малышка Элис Мари Брендон обрела своего друга Джексона Стоуна. Два года прекрасной дружбы под названием «не разлей вода». Общие мечты, надежды, разговоры на переменах и уроках и даже тайные прогулки и шалости под луной. Воробышек Эл была счастлива. Счастлива так, что даже наказания и розги не были для неё поводом для печали, или уныния. Девочка не сдавалась. Она по-прежнему оставалась сама собой. И она по-прежнему надеялась на своё тайное будущее без грозной и брезгливой бабушки, молчаливого и равнодушного к жизни деда.
… Элис хотела верить, что однажды её видение про семью Каллен осуществится…

***
- Привет, Эл, тебе вчера от бабушки не сильно досталось? Я так переживал за тебя, что не спал всю ночь! – протараторил мальчишка, сидевший за одной партой с малышкой.
- Нет, Джексон, всё хорошо. Думаю, что моей бабуле досталось от меня гораздо больше, - раздался весёлый смех.
- Да, мы чудно пошалили! Правда, разбили дорогущую вазу…
- Она всё равно древняя… Ей давно было пора на покой.
- Ну, ты даёшь!
- А то!
***
24 часа назад.
- Элис, это ты опять устроила погром в доме? – грозный голос, переходящий на раздражительный крик.
- Да, я. Вернее я и мой лучший друг.
- Я запрещаю тебе с ним общаться!
- Почему?
- Он из более простой семьи. И ведёт себя также. Как хулиган и голодранец.
- Неправда!
- Не спорь со мной! Мне надоело тебя наказывать…
- Я всё равно буду с ним дружить. Что хочешь делай со мной.
- Хм, зачем же…с тобой, - брезгливая и насмешливая улыбка.
- Я не позволю тебе причинить ему вред!
- Ты и знать не будешь ни о чём, глупышка Элис.

***
Элис Мари Брендон не могла уснуть в эту ночь. Крошке было тревожно. Не за себя. За друга. Её величественная бабушка голубых кровей что-то замышляла… Замышляла ужасное и необратимое. И это не могло не пугать…
Малышка вздрагивала от, переполнявшего её душу, страха. Она металась по кровати, стараясь заглушить кошмары, приходившие в голову один за другим… один страшнее другого.
Что же делать? Как уберечь дорого ей человека? Крошка не знала. Она не видела будущего. Видимо, Анжелина Хьюстон была ещё в раздумьях.
Зато Элис Мари уже решение приняла:
- Как только я что-то увижу, так сразу тебе сообщу, Джексон, обещаю…
А пока нужно молчать.
«Надеюсь, что бабушка передумает, если я стану хорошо себя вести…»
Девочка заплакала... Она сдалась.

***
18 апреля 1912 года.
- Мы снова напроказничали. Нечаянно. Но напроказничали. Тебе опять попадёт? Давай я возьму вину на себя?
- НЕТ, только не ты. Нельзя. Ничего страшного со мной не случится. Беги домой. Анжелина не должна тебя увидеть.
- Почему, Эл? Ты прикрываешь меня собой! Я же будущий мужчина. Я должен защищать даму. Тем более, если эта дама – моя лучшая подруга.
- Нет, я не хочу, чтобы меня кто-то защищал. Я сама могу за себя постоять!
- Хм… Эл, ты мне что-то недоговариваешь! А ну, рассказывай! – Возмущённо.
- Ничего я не скрываю. Просто мне нужно срочно замазать наши деяния. А ты мешаешь. Иди домой!
- Хорошо, я уйду, но завтра ты мне всё расскажешь в школе. Обещаешь?
- Угу. Обещаю, - скрестив пальчики за спиной.
***
- Он опять был в нашем доме?
- Нет.
- Значит, был.
- Бабушка…
- Иди спать. Я не хочу больше пустых бесед.
- Но…
- Без всяких НО.

***
«Завтра я всё тебе расскажу… Не могу больше скрывать и молчать. Да, ещё и вести себя как нужно Анжелине. Надоело! Мы вместе придумаем что нибудь. И всё будет хорошо, Джексон…Мой лучший друг, я обещаю» - с этими мыслями крошка Элис Мари Брендон провалилась в глубокий сон.

***
Но на следующий день Джексона Стоуна не оказалось в школе. И на другой день тоже… И через неделю… Месяц…


А в голове Элис возникало чёрное пятно каждый раз, когда она пыталась увидеть будущее друга…Это могло означать только одно…

0

9

Глава 7 – Горе. Боль. Ненависть.

апрель 1914 год.

Прошло два года после того, как малышка Элис Мари Брендон потеряла своего единственного друга. Друга, которого любила как брата… Слёзы и разбитые мечты… Помин по Джексону…снова и снова. Из года в год. Теперь навсегда.
Мальчика нашли мёртвым. Его вытащили сине-бледным из бурлящей и жестокой реки, течение которой уносило воды неумолимо куда-то на север. Но по воле случая, река прибила тело юноши к одному из берегов деревушки, где его сразу опознали…
Не было большего горя. Не было. Для маленькой девочки, которая, стирая ноги в кровь, бежала до той деревеньки босиком, в летнем платьице, развивающемся на сильном холодном ветру, ветру, который принёс на своих парусах потока воздуха плохие известия…Девочка бежала, чтобы увидеть своего Джексона.. в последний раз.
Ненависть и злоба завладела телом и душой воробышка…Элис понимала кому могла быть на руку смерть маленького мальчика… Только её своенравной аристократической бабушке Анжелине Хьюстон. В тот момент Элис прокляла родственницу. И пообещала, что в один прекрасный день отомстит за смерть лучшего друга на свете…

***
День, когда нашли Джексона Стоуна. 1912 год.

- Убийца! Убийца! Убийца! Я ненавижу тебя и весь твой род.
- Ты тоже из этого рода, девочка. – Спокойный и уверенный голос.
- Нет. И никогда к нему не принадлежала. Моя мать была последней. Она пошла в тебя кровью. Это была твоя плоть от плоти. Такая же бесчувственная и холодная… А ты ещё хуже. Ты жестокая и безжалостная. Я призираю тебя.
- Это ничего не меняет, Элис Мари Брендон. Тебе придётся смириться и жить дальше с такой холодной и бесчувственной женщиной как я. Ибо я была, есть и останусь твоей родной кровной бабушкой, как ужасно это не звучит для тебя. А смерть мальчишки ты переживёшь. Жаль, что его утопили…. Я не желала ему такой участи. Но видимо так сложились обстоятельства.
- НЕНАВИЖУ! Я желаю, нет…мечтаю и буду молить Бога о твоей смерти.
- Видишь, ты такая же…как и я. Жестокая. – Сухой смех, раздирающий душу в лохмотья.
- Я ухожу из дома.
- Нет. Ты под замком. И да.. На похороны ты не пойдёшь. Чёрная вуаль тебе не к лицу.
- НЕНАВИЖУ…
…И брызги слёз по лицу…

***
Этот же день. Часом позже. Комната Элис Мари Брендон. 1912 год.

Девочка сидела на кровати и дрожала всем телом, а может и даже всем своим существом. Убитая горем. Раздавленная. И никто не в силах помочь. Стереть с её глаз влажные капли. Сказать, что всё хорошо… но нет. Никто не в силах вернуть лучшего друга. Вдохнуть в него жизнь.
«Джексон, прости меня за всё. За нашу встречу, за наши игры и шалости, за наши посиделки у, греющего руки, камина. Прости… Наша дружба убила тебя! Я же чувствовала, Джей. Чувствовала, что так и будет. Зачем? Зачем я подружилась с тобой. Наивная. Верила, что всё может измениться в моих глазах… Мои видения, да… Лучше бы умерла я. Проклятая женщина не изменила своих намерений. Уничтожила. Жизнь. Твою жизнь, раз не может это сделать с моей. Точно также… Слышишь? Прости… прости….прости…»

… И только ветер за окном поёт прощальную песню мальчику, которого больше нет…

1913 год. Апрель…

- Молчишь? Всё ещё не можешь простить мне смерть этого засранца, который мог разрушить твою аристократическую беззаботную жизнь, как твой папаша-пьянь?
- Сегодня день его памяти. Не смей говорить о нём гадости.
- О твоём отце или мальчишке–деревеньщине?
- Ты прекрасно знаешь, что сегодня Джексона нет ровно год. И не смей поминать моего отца такими гнусными словами. Не тебе говорить о нём в таком тоне. Он заботился обо мне. Он меня ЛЮБИЛ. Не то, что моя мамаша.
- Твоей матери не хватало просто терпения. Никогда. Любовь всегда можно заменить терпением.
- Кто твоя мать? Кто породил тебя? Такую…такую…
- Не хватает слов, дитя? – Смех. - Моя мать была самой красивой и знатной в своём роде. Она была настоящей аристократкой голубых кровей. Ужасно, что ты до сих пор этого не знаешь. Даже не под стать мне. Великая женщина. Женщина, которая управляла всеми здесь. Ей подчинялись. Её взгляда хватало, чтобы сковать самого своенравного и самолюбивого мужчину. Мёртвая хватка. Стальная душа. Она была леди, которой падали в ноги. Все. Все без исключения.
- Страшная женщина. Видимо в роду Хьюстонов все такие…
- Наша родовая фамилия Даруа фон Демас. Я Анжелина Изабелла Даруа Фон Демас.
- Разницы мало… Жестокость не скрасит ни одна фамилия.
- Сегодня я как раз сменила в документах твою фамилию…
- И кто я теперь?
- Элис Мари Брендон Даруа Фон Демас.
- Куда уж хуже…

0


Вы здесь » Форум о мире Сумеречной саги » Элис/Джаспер » Жизнь до Калленов - Элис Мери Брендон (Элис Каллен)